Альтернативное изображение
ЦЕНТР ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТИЗ
Современные методы детекции лжи
тел.: +7(495)545-86-00
FAQ
ПУБЛИКАЦИИ
Методические аспекты психофизиологического исследования с применением полиграфа. /«Российский судья» 2006г. № 2. С. 16-18. – 0,4 п.л./

Ключевым процессом расследования преступлений является процесс доказывания, сущность которого состоит в собирании, исследовании, оценке и использовании доказательств, а цель – в установлении истины по делу. Первоначальный этап, этап собирания доказательств предполагает проведение работы по обнаружению, фиксации, изъятию следов преступления. Следы преступления в криминалистике принято делить на материальные и идеальные. В основе деления лежит традиционный для философии и психологии подход к разграничению взаимодействий субъекта с окружающим миром на субъект-субъектные (взаимодействие с «одушевленными», иногда определяемое как социальное) и субъект-объектные (взаимодействие с «неодушевленными», иногда определяемое как натуральное). Кроме того, криминалисты различают следы преступления в широком и узком смысле слова, поскольку преступление вызывает чрезвычайно разнообразные изменения в окружающей среде. К первой группе относят любые материальные последствия, связанные с событием преступления (следы-предметы, следы-вещества, звуковые, запаховые следы и т.д.). К следам в узком смысле относят только следы-отображения - материально фиксированные отображения признаков внешнего строения оставившего их объекта и (или) механизма следообразования.

Люди, животные, вещи – любой субъект или объект, связанные с событием преступления, так или иначе отражают механизм его совершения. Теоретическую основу «следоведения», если можно так выразиться, составляют положения философского учения об отражении и познаваемости окружающего мира.

Изменения в неживой природе как форма отражения преступления достаточно часто проявляются в виде следов-отображений: отпечатков отдельных особенностей (преимущественно, внешнего строения) взаимодействовавших объектов; повреждения, разрушения, деформации объектов; разделения объектов на части; и т.д. Данные следы, механизм их образования, средства, приемы, методы собирания и исследования в целях выяснения обстоятельств, значимых для расследования и предупреждения преступлений, изучает трасология. Как известно, трасология - криминалистическое учение о следах, отрасль криминалистической техники, изучающая закономерности возникновения материально фиксированных следов преступления, разрабатывающая методики их обнаружения, фиксации, изъятия и исследования. Ее роль в борьбе с преступностью определяется возможностью получения криминалистически значимой информации о субъекте или объекте, оставившем следы, его действиях (в случаях, когда речь идет о человеке или животном), а также о действиях с ним, приведшим к образованию следов. Трасология нацелена на решение задач, связанных с установлением родовой (групповой) принадлежности объектов; индивидуальной идентификацией объектов по их следам; получением информации об отдельных особенностях объектов, оставивших следы; определением механизма образования следов и сопряженных с ним обстоятельств расследуемого преступления; выявлением причин и условий, способствовавших совершению преступления, и разработкой профилактических мероприятий.

Отражение преступления в живой природе (применительно к жизнедеятельности человека) происходит в виде образов события и обстоятельств преступления, формирующихся в памяти людей. По современным представлениям фиксация следов в памяти осуществляется в три этапа: вначале в иконической (сенсорной) памяти на основе деятельности анализаторов возникают сенсорные следы; затем информация, полученная посредством анализаторов, направляется в высшие отделы головного мозга, где происходит анализ, сортировка и переработка сигналов; на третьем этапе информация переводится в долговременную память. Идеальные следы, недоступные для непосредственного восприятия, познаются с помощью их материализации. Материализация идеальных следов происходит, как правило, в процессе общения участников уголовного судопроизводства с использованием вербальных и невербальных средств коммуникации.

Получение криминалистически значимой информации в ходе общения между субъектами уголовного судопроизводства сопряжено со значительными трудностями, поскольку само понятие «общение» многозначно. Невербальная коммуникация как составляющая общения предполагает непрерывную переработку информации, циркулирующей между субъектами. Речь идет о сложном процессе передачи, приема, интерпретации и преобразования информации, осуществляемом участниками уголовного судопроизводства с помощью несловесных средств общения. При этом по степени волевого участия субъекта в процессе передачи информации по несловесным каналам общения невербальные проявления личности можно классифицировать на произвольные и непроизвольные; по степени опосредованности восприятия информации, выраженной в невербальной форме, можно выделять информацию, получаемую участниками уголовного процесса с помощью органов чувств (и тогда речь идет об органолептических методах получения информации), а также информацию, получаемую с использованием специальных технических средств (и тогда речь идет об инструментальных методах получения информации).

Как известно из психофизиологии, совокупность образов, связанных с преступлением, образует в памяти человека прочный комплекс. Искусственная активация одного из элементов комплекса, независимо от воли субъекта, автоматически воссоздает в сознании все его элементы, что отражается на поведении человека. Поэтому психофизиологические реакции участников уголовного процесса, возникающие в связи с преступлением и его расследованием, являются важным источником криминалистически значимой информации. Получать данную информацию по невербальным каналам общения сотрудники правоохранительных органов могут самостоятельно, вне зависимости от личного волеизъявления обладателей информации, благодаря относительной простоте использования органолептических методов (несмотря на то, что эффективность их применения в определенной мере ограничивается чувствительностью сенсорных систем человека). Инструментальные методы, расширяя границы человеческого восприятия, дают возможность снизить уровень субъективизма при получении и анализе информации, выраженной в невербальной форме, однако возможность их использования на практике, как правило, обуславливается наличием у лица соответствующих специальных знаний. Одним из инструментальных методов получения информации по невербальным каналам общения является психофизиологический метод «детекции лжи» с применением полиграфа.

С точки зрения психофизиологии анализ механизма «внутренних» - скрытых от непосредственного восприятия процессов предполагает выявление их взаимосвязи с одновременно протекающими доступными для восприятия «внешними» процессами, в которых механизм «внутренних» процессов находит свое отражение, что позволяет исследовать их опосредованным образом, изучая «внешние» корреляты. Эффективность психофизиологического метода «детекции лжи» с применением полиграфа определяется существованием, так называемого, психофизиологического феномена, суть которого при использовании указанного метода заключается в том, что стимул (слово, предмет, фотография и т.п.), несущий человеку значимую в конкретной ситуации информацию о событии, образ которого запечатлен в его памяти, устойчиво вызывает физиологические реакции, превышающие реакции на предъявляемые в тех же условиях однородные стимулы, не связанные с данным событием и не несущие человеку значимой информации.

Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа (далее – ПФИ) представляет собой процедуру применения специальных знаний из области полиграфологии, сопряженную с использованием технических средств, не наносящих ущерба жизни и здоровью людей, не причиняющих вреда окружающей среде, в ходе которой осуществляются регистрация (контроль) и анализ (оценка) физиологических показателей и психофизиологических реакций обследуемого лица в ответ на предъявляемые стимулы, в особом порядке подобранные и систематизированные. Целью ПФИ является проверка сообщаемой обследуемым лицом информации. Круг задач, разрешаемых при проведении ПФИ, определяется исходя из необходимости вынесения суждений, во-первых, о наличии (отсутствии) в памяти человека образов, связанных с событием, послужившим поводом для проведения психофизиологического исследования; во-вторых, об обстоятельствах формирования в памяти человека данных образов. В качестве объекта исследования можно рассматривать физиологические проявления протекания психических процессов, отражающих способность человека к закреплению, сохранению и последующему воспроизведению информации о каком-либо событии.

Использование полиграфа позволяет с помощью датчиков регистрировать физиологические показатели и отслеживать динамику психофизиологических реакций обследуемого лица на предъявляемые стимулы. При анализе полученных в ходе производства ПФИ данных по полиграмме изучается фоновый уровень динамики физиологических показателей; отмечаются артефакты; устанавливается наличие (отсутствие) психофизиологических реакций на предъявленные стимулы; проводится сравнительная оценка психофизиологических реакций обследуемого на различные стимулы; выделяется совокупность стимулов, значимых для индивида. Поскольку психофизиологические реакции, в известной мере, являются «индикаторами» образов, сформировавшихся в памяти человека, в результате исследования возможно установление причинно-следственной связи выявленных реакций на значимые стимулы с диагностируемыми образами, отражающими событие, послужившее поводом для проведения ПФИ. Выводы по вопросам, поставленным на разрешение полиграфолога, делаются на основе комплексного анализа полученных в ходе исследования данных.

В компетенцию специалиста-полиграфолога входит формулирование вывода о наличии (отсутствии) в памяти человека образов, сформировавшихся в связи с тем или иным событием, т.е. вывода о наличии (отсутствии) идеальных следов соответствующего события, который по форме может быть категорическим, однозначным, безусловным. Ограничиваться данным выводом полиграфолог не должен, поскольку для его правильного истолкования также необходимы специальные знания в области полиграфологии. Следует вынести суждение об обстоятельствах формирования в памяти человека выше указанных образов, т.е. определить характер связи образов с событием, отражением которого они являются. При этом вывод полиграфолога может быть либо категорическим условным, либо вероятным. Поскольку число возможных вариантов расследуемого события не является конечным, а данные, содержащиеся в материалах уголовного дела, используемые экспертом при проведении ПФИ, преимущественно, нельзя считать доказанными, вывод об обстоятельствах формирования в памяти человека образов, связанных с событием, послужившим поводом для проведения ПФИ, следует давать в вероятной форме. При наличии достаточных данных может быть сформулирован категорический вывод о существовании (отсутствии) причинной связи между идеальными следами и обстоятельствами, повлекшими их образование, который в любом случае является условным и должен включать ссылку на то, что сделан он с учетом сведений, содержащихся в материалах дела.

Формулирование вывода о существовании события либо отдельных обстоятельств преступления в компетенцию полиграфолога не входит, т.к. в соответствии со ст.74 УПК РФ только суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, вправе устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Подводя итог изложенному, можно заметить, что изучение следов как материальных, так и идеальных связано с существованием некой области знания, находящейся на стыке различных наук, ни одну из которых, в принципе, нельзя считать «базовой» по отношению к данному разделу «следоведения» (при том, что становление и развитие нового направления научно-практических изысканий обычно осуществляется в рамках одной, условно именуемой «материнской», науки). Область знания, посвященная изучению следов, не может длительное время фокусироваться на совершенствовании своих теоретических основ. Выработка методик обнаружения, закрепления, изъятия и исследования следов, возникающих в результате физических, химических, биологических, а также иных процессов, обеспечивает целенаправленное развитие системы знания, объединяющей изначально не связанные между собой элементы. В свою очередь, развитие системы в целом способствует тому, что конкретная методика, ориентированная на работу с тем или иным видом следов, при всем их многообразии может быть гармонично включена в число средств, приемов и методов получения значимой информации, независимо от сферы человеческой деятельности.

Литература:

  1. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. – М., 1975.
  2. Варламов В.А. Детектор лжи. 2-е изд. – М., 2004.
  3. Воронин Л.Г., Коновалов В.Ф. Электрографические следовые процессы и память. - М., 1976.
  4. Инструментальная «детекция лжи»: академический курс / С.И. Оглоблин, А.Ю. Молчанов. – Ярославль, 2004.
  5. Комиссарова Я.В., Килессо Е.Г., Перч В.О. Криминалистика + Криминалисты = Опыт борьбы с преступностью. – М., 2005.
  6. Марютина Т.М., Ермолаев О.Ю. Введение в психофизиологию. - М, 2002.
  7. Орлов Ю.К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. Научное издание. – М., 2005.
  8. Прукс П. Уголовный процесс: научная «детекция лжи». Инструментальная диагностика эмоциональной напряженности и возможности ее применения в уголовном процессе. - Тарту, 1992.
  9. Симонов П.В. Высшая нервная деятельность человека: Мотивационно-эмоциональные аспекты. - М., 1975.
  10. Филонов Л.Б. Психологические способы выявления скрываемого обстоятельства. - М., 1979.
  11. Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа и его естественно-научные основы // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 1(13) и 2(14). – М., 2005.
  12. Экман П. Психология лжи. – СПб., 2003.